RusEng
RusEng
Facebook

Кащенко! Записки не сумасшедшего

Издательство «Вече», 2015
Новый сборник Елены Котовой – это дом, за каждым окном которого – жизнь в ее изменчивой простоте. И оказывается, что будни за решеткой московской психбольницы не абсурднее гламурного шопинга за витриной лондонского магазина, старушки грезят по-девичьи, у независимого плейбоя появляется вдруг взрослая дочь, а жена полюбила мужа в момент расставания. Это трагично, это смешно, это узнаваемо. Автор рассказывает житейские истории с неповторимым шармом, простегивая яркой ниткой абсурда пестрые картины.
Рецензии на книгу
Отзывы читателей
Окно наизнанку
. Марина Надеждина, «Книжное обозрение», №12-13 (2414-2415)
Это место – один из важнейших топонимов во вселенной отечественного анекдота. Наверняка каждый из нас хоть раз в жизни сталкивался с ситуацией, которую проще всего было определить одним его названием. Мы отлично знаем, что означает это слово, но как-то привыкли его не опасаться. В конце концов, оно нас не касается… если миру вдруг не приходит в голову вывернуться наизнанку. А ему, к сожалению, это иногда приходит.
читать дальше
Жертвой именно этого уникального природного процесса стала в 2013 году экономист и писатель Елена Котова, попавшая под странное следствие по загадочной формулировке «готовилась вымогать коммерческий подкуп». И вследствие еще более загадочного поворота шестеренок судопроизводственного механизма… отправленная на экспертизу в ту самую больницу им. Кащенко. Обычный человек, оказавшись «в гнезде кукушки», приходит в ужас. Писатель приходит в тот же самый ужас – и делает из этого ужаса книгу. «Кащенко!» – интересная комбинация художественной и документальной прозы. Точнее, даже не комбинация, а увлекательная наглядная демонстрация того, как «в полевых условиях» в пространстве литературного человека сосуществуют fiction и non-fiction. Повесть «Кащенко!» – классический пример того, что сегодня модно называть «я-прозой», откровенное автобиографическое повествование, детально описывающее бытовые реалии «дома скорби»… в которых то тут, то там открываются окошки в иные пространства. Психотерапевтическое детско-пионерлагерное, под которое можно попробовать замаскировать палатную жизнь. Лихое хармсовское – утешающее. Чеховское – неизбежное. Страшное кафкианское – от которого прячешься все время, но спрятаться не можешь. А есть еще и настоящее окно, зарешеченное, старое, у которого можно курить и с которым можно разговаривать в трудные минуты – и внезапно осознавать что-то важное. «Впервые чувствую, что, что окно не отделяет меня от мира, а приближает к нему. Решетки делают мир рельефным, выпуклым и даже выразительным. Не совсем, правда, понятно, какой из миров реальнее: тот, что за окном, или тот, что внутри… А может быть, реальный мир вывернули наизнанку, просунули в окно и перемешали с пространством психбольницы, и уже не понять, что внутри, а что снаружи? Но может, и наоборот: мир психушки вывернули наизнанку, выдавили через решетку окна и получился весь тот мир, который окружает наш девятый корпус?» Что тут реальнее – два унитаза и три раковины на семьдесят больных, эпические бои с медсестрами за каждую человеческую бытовую мелочь, крики, грязь, провокации со стороны врачей, страх действительно сойти с ума, еще худший страх обнаружить в психбольничной жизни спасающие от следствия уют и безопасность… или тот момент, когда из наблюдений за жизнью обитателей Кащенко вдруг рождается тема рассказа? А вот и эти рассказы, написанные прямо в палате девятого корпуса, следуют прямо за повестью – душевные, вдумчивые, иногда очень смешные, счастливо заканчивающиеся. Посвященные самым нормальным человеческим делам – воспитанию детей, любви, работе, поискам своего места в мире. Всему, что храбрый мыслящий человек может разглядеть в «окне наизнанку».
закрыть
Рецензии на книгу
Окно наизнанку
. Марина Надеждина, «Книжное обозрение», №12-13 (2414-2415)
Это место – один из важнейших топонимов во вселенной отечественного анекдота. Наверняка каждый из нас хоть раз в жизни сталкивался с ситуацией, которую проще всего было определить одним его названием. Мы отлично знаем, что означает это слово, но как-то привыкли его не опасаться. В конце концов, оно нас не касается… если миру вдруг не приходит в голову вывернуться наизнанку. А ему, к сожалению, это иногда приходит.
читать дальше
Жертвой именно этого уникального природного процесса стала в 2013 году экономист и писатель Елена Котова, попавшая под странное следствие по загадочной формулировке «готовилась вымогать коммерческий подкуп». И вследствие еще более загадочного поворота шестеренок судопроизводственного механизма… отправленная на экспертизу в ту самую больницу им. Кащенко. Обычный человек, оказавшись «в гнезде кукушки», приходит в ужас. Писатель приходит в тот же самый ужас – и делает из этого ужаса книгу. «Кащенко!» – интересная комбинация художественной и документальной прозы. Точнее, даже не комбинация, а увлекательная наглядная демонстрация того, как «в полевых условиях» в пространстве литературного человека сосуществуют fiction и non-fiction. Повесть «Кащенко!» – классический пример того, что сегодня модно называть «я-прозой», откровенное автобиографическое повествование, детально описывающее бытовые реалии «дома скорби»… в которых то тут, то там открываются окошки в иные пространства. Психотерапевтическое детско-пионерлагерное, под которое можно попробовать замаскировать палатную жизнь. Лихое хармсовское – утешающее. Чеховское – неизбежное. Страшное кафкианское – от которого прячешься все время, но спрятаться не можешь. А есть еще и настоящее окно, зарешеченное, старое, у которого можно курить и с которым можно разговаривать в трудные минуты – и внезапно осознавать что-то важное. «Впервые чувствую, что, что окно не отделяет меня от мира, а приближает к нему. Решетки делают мир рельефным, выпуклым и даже выразительным. Не совсем, правда, понятно, какой из миров реальнее: тот, что за окном, или тот, что внутри… А может быть, реальный мир вывернули наизнанку, просунули в окно и перемешали с пространством психбольницы, и уже не понять, что внутри, а что снаружи? Но может, и наоборот: мир психушки вывернули наизнанку, выдавили через решетку окна и получился весь тот мир, который окружает наш девятый корпус?» Что тут реальнее – два унитаза и три раковины на семьдесят больных, эпические бои с медсестрами за каждую человеческую бытовую мелочь, крики, грязь, провокации со стороны врачей, страх действительно сойти с ума, еще худший страх обнаружить в психбольничной жизни спасающие от следствия уют и безопасность… или тот момент, когда из наблюдений за жизнью обитателей Кащенко вдруг рождается тема рассказа? А вот и эти рассказы, написанные прямо в палате девятого корпуса, следуют прямо за повестью – душевные, вдумчивые, иногда очень смешные, счастливо заканчивающиеся. Посвященные самым нормальным человеческим делам – воспитанию детей, любви, работе, поискам своего места в мире. Всему, что храбрый мыслящий человек может разглядеть в «окне наизнанку».
закрыть
Отзывы читателей
Период полураспада

Период полураспада

Издательство «Вече», 2014
Роман необычен. В художественной ткани повествования живут и действуют реальные люди, хорошо известные как по прошлой (нарком Орджоникидзе, композитор Хачатурян, скрипач Ойстрах, по­сол США в России Гарриман), так и по нынешней истории (мэр Лужков, магнаты Ходорковский и Гусинский, банкир Ге­ращенко). Действие романа начинается в первый день XX века в Там­бове, в большой и дружной дворянской семье, где растут семе­ро сестер и братьев, а заканчивается в первый день XXI века среди небоскребов Нью-Йорка, где живут два мальчика пятого поколения семьи, едва знакомые между собой. Между этими вехами — неожиданные зигзаги судеб, уют житейской рутины, видимые и невидимые конфликты, умение справляться с ис­пытаниями вечного полураспада жизни каждого поколения на «до» и «после». И, конечно, вопросы, на которые мы до сих пор ищем ответы, в том числе, вопрос, актуальный сегодня до боли — почему семейная история, начавшись в идиллии про­винциального Тамбова, через пять поколений, завершается на атлантическом берегу Нового Света. Новая книга Елены Котовой — это поистине роман века, от­важное художественное произведение с правдивой докумен­тальной основой.